АльбомыИнтервьюМузыканты

Roger Waters: интервью о новом альбоме. Часть 2.

 

Ты восхищаешься Бобом Диланом и Джоном Ленноном, двумя парнями, которые сумели быть сразу и популярными, и политическими. Как им это удалось?

Дилан отрицает, что когда-либо высказывался о политике, что нахрен смешно. Великим делает его способность говорить про общественную действительность настолько тонким образом. Например просто возьмите одну строку из  “Subterranean Homesick Blues” типа “the pump don’t work ’cause the vandals took the handle” (насос не качает, потому что вандалы ухватились за ручку).

Поначалу ты улыбаешься, а потом понимаешь, что это говорит о том, что происходит от того, что люди не сотрудничают друг с другом. Это поднимает вопрос ответственности человека перед обществом.

Дилан, скорее всего, сказал бы, что никогда об этом не думал, но это выходит из него подсознательно, и поднимает много вопросов относительно того, как люди связаны друг с другом в условиях общества — и это затрагивает меня! Просто блестяще.

Он всегда рождает во мне ощущение удивления. Как кто-то может взять блокнот и вообще написать что-то подобное? Как он открывает свой ум, чтобы из него вытекали подобные слова? У него есть необычный дар помогать нам видеть то, что мы знаем, но не можем выразить. Это делает его великим артистом. То же самое и с Ленноном.

По части Леннона, это круто, когда ты сочиняешь нечто простое вроде  “All You Need Is Love” или  “Give Peace a Chance”, и оно срабатывает.

Леннон заставил те идеи резонировать, благодаря своей способности заключать их в рамки невероятных мелодий. Рисунок ритма и фразировка в “All You Need Is Love” настолько искушенные, и при этом все ощущается так легко и просто. Это то, как у вас все будет работать в “All You Need Is Love”.

Это интересно, потому что в тот период в конце шестидесятых Beatles были погружены в Махариши и трансцендентальную медитацию. А я не был… и немного подозрительно относился к всему такому, думая, что это просто “мистическое говнище”.  Но позднее в своей жизни, я стал понимать трансцендентальную природу любви. Всей любви. К женщине, к близким, или даже к природе и планете. Мы знаем, что это слово ЛЮБОВЬ имеет отношение к чему-то, несущему нам радость, или дающему возможность подарить радость. Я также пытался сделать это идеей части своего альбома. Так, та ли эта жизнь, которую мы действительно хотим? Большая часть из нас хотело бы жизни, где было бы больше обмена радостью, и поменьше трат времени на создание F-16 и убийства людей с не белой кожей.

Сопоставление политического контекста и личных чувств по-настоящему мощно проявляется на песнях типа “Deja Vu”. В этом была твоя изначальная задумка?

Нет. В основном я писал любовные песни и какие-то политические, а Найджел распихивал их вместе, чтобы так или иначе вы были довольны путешествием.

Как ты лично справляешься с цинизмом, когда видишь людей, принимающих неправильные решения, или наступающих на грабли?

Основной вопрос  — младенцы невинны или нет? У нас всех есть потенциал дарить любовь друг другу или мы обречены мочить друг друга до смерти? Я оптимист. Да, я верю в то, что у нас есть потенциал для потенциал для добра, так мы были задуманы. Вот о чем текст в песне  “Broken Bones”.

Какие у тебя отношения с социальными сетями? Это силы добра или зла?

В наши дни проблема интернета в том, что он живет за счет рекламы, то есть он часть рынка. Мы все верили в то, что это будет местом, где мы сможем реально обмениваться идеями, и по-настоящему общаться друг с другом. Но сейчас, прежде чем получить информацию, тебе всегда  нужно сначала  иметь дело с коммерцией.

Это очень причудливо, особенно в нашем бизнесе — музыкальном. Музыка сейчас посвящена исключительно продаже. И это не про музыку. Когда мы выпустили первый трек альбома на YouTube, Spotify и всем остальном, Найджел пришел в бешенство, поскольку звучало все как говно, так как эти сервисы сжимают  и трахают звук. Вы только можете догадываться о том, как оно должно звучать в реальности. Ты не сможешь услышать, что мы сделали, потому что оно было сожрано. Никто не парится о музыке. Просто использование ради продажи. Вот так Spotify  делает бабки, не за счет подписки. Они зарабатывают продавая людям материал.

А разве когда-то не так было? Радио всегда было коммерческим.

Да, но по крайней мере на ФМ-радио у вас достойный звук и определенное количество программ без коммерции. И те времена прошли. Но хорошо, что люди которым не все равно, могут пойти и купить пластинку на виниле, чтобы услышать все правильно.

Выглядит так, что в наши дни лучшим для тебя способом донести свою музыку — это отправится в дорогу. Твои гастроли чрезвычайно успешны. 

Ты полностью прав, придя на концерт, люди смогут услышать все надлежащим образом. Звуковое оборудование сейчас намного лучше нежели 20 лет назад. С нашим оборудованием и звукачами мы будем хорошо звучать даже на говенном баскетбольном стадионе.

А ты ведь басист!

Да, это так!

Люди, иногда кажется, забывают об этом. Ты все еще получаешь удовольствие, играя на басу, или это просто инструмент для музыки?

Я люблю это дело. Но осознание этого пришло ко мне не так давно. Найджел постоянно говорил мне во время записи “Тебе нужно играть на басу, парень, потому что у тебя это реально хорошо получается”. Я всегда был немного скептически настроен в этом плане, но когда начал работать над альбомом, то начал понимать, что мне есть чего предложить.

Несмотря на то, что есть люди, которые намного лучше меня играют на басу, мой выбор нот и то, куда я их помещаю, отличается от того, что делает кто-либо еще. И мне это нравится. Это прикольно. Я не играю все басовые партии на альбоме. Многие из них записаны Gus Seyffert, но ты реально можешь услышать, где играю я.

Сочинение нового альбома заняло почти двадцать лет. Тебе сложно сочинять или находить мотивацию это делать? Ведь ты кажешься полным идей.

Это не трудно, но я не тот тип автора, что ощущает потребность все время работать. Я могу подумать заглянуть в студию, и вместо этого пойти сыграть несколько партий в биллиард (смеется). Мне нужно ждать, пока что-нибудь подтолкнет меня,  или должен буду что-нибудь почувствовать.

Достаточно забавно, но я могу писать прозу. Я работаю над мемуарам и сижу пишу, действительно получая удовольствие. Думаю, когда этот тур закончится, надо будет выделить какое-то реальное время на написание книги. Я уже много написал и думаю у меня есть стиль и голос. Я хотел бы выпустить свою историю, поскольку там много есть того, чего люди еще не знают.

Переведено специально для магазина гитарных эффектов Pedalzoo

Предыдущая запись

Roger Waters: интервью о новом альбоме. Часть 1.

Следующая запись

Marilyn Manson о своем новом альбоме

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *