АльбомыИнтервьюМузыканты

Marty Friedman: о новом альбоме и гитарных педалях

Марти Фридман — один из самых оригинальных и узнаваемых гитаристов в тяжелой музыке. Сотни тысячи поклонников Megadeth по всему миру до сих пор грустят по поводу того, что он покинул команду Дэйва Мастейна. А как он невероятно зажигал в Cacophony вместе с Джейсоном Беккером… Но все это давно в прошлом. Лет 15 назад Марти переехал жить в Японию, выучил язык, женился на местной девушке и стал телезвездой, приняв участие чуть ли не в тысяче телешоу. Однако, гитару он не забросил, выпуская время от времени сольные альбомы. Один из них, Wall Of Sound, вышел совсем недавно.

Расскажи о миссии нового альбома?

Это мой 13-ый альбом, но мне никогда не хотелось заниматься самоповтором. Мне всегда хочется делать новые вещи, которые будут лучше старых. Поэтому иногда это занимает так много времени, чтобы сделать альбом. Wall Of Sound — это следующий шаг в естественном прогрессе на этом пути. Я просто хотел сделать альбом глубже, лучше, эмоционально безумнее и гротескно прекраснее — выйти на новый уровень, чтобы следующей альбом сделать еще лучше.

Вечное стремление к росту.

Для меня этот момент очень важен. Это одно из преимуществ того, что вы тратите очень много времени на работу над альбомом. Можно выбросить много материала, оставив только те вещи, где ты ощущаешь все правильным. Я всегда пытаюсь отыскать или создать такие моменты, когда у вас могут подступить слезы к глазам или пробежит холодок по спине, отчего вы покроетесь мурашками — это эмоционально осязаемые моменты, которые я развиваю. Есть такие вещи, которые реально выводят на следующий уровень.

Примеры таких моментов?

Думаю, на песне “Miracle” вся вторая половина реально высокий класс, так сказать. Я действительно прошел долгий путь с этой песней. В “Self Pollution” есть хороший пример драматического воздуха — это контрастирует с тем, когда я раньше определенно не был достаточно продвинут для того, чтобы сделать это на предыдущем альбоме. Для меня это по-настоящему свежо. В песне “White Worm” есть реальный вид извращения, когда ты мешаешь ощущение псевдолатины с закосом под прогрессив-метал, делая что-то очень настоящее и очень новое — мне действительно это нравится.

Но при всем этом твой стиль остался. Как удается делать новое, не теряя собственного стиля?

Если честно, то ты просто даешь всему идти своим чередом, и все получается органично. Я сейчас играю иначе, нежели месяц назад, и все, что я сейчас делаю, это мой абсолютный максимум. Думаю, это главным образом от того, что я постоянно сознательно и бессознательно пытаюсь удостоверится, что не повторяю себя, и всегда применяю новый угол зрения чтобы создать мелодию или нарисовать атмосферу под мелодией. Всегда нужно быть новым и свежим, что непростое испытание после тринадцати альбомов.

А ты никогда не беспокоился, что твой вызов самому себе может оказаться испытанием и для твоей аудитории?

Знаешь, по крайней мере, в отношении самого себя я могу сказать, что большая часть свежего материала точно является моим самым глубоким и навороченным примером игры на гитаре. Это совсем не значит, что с точки зрения фаната или слушателя ты сразу начнешь думать, нравится тебе это или нет. Но у меня действительно нет никакого контроля в этом плане. Как и любой другой, кто делает музыку, я могу точно сказать, что для меня этот альбом самый удовлетворяющий, самый развитый и глубокий, лучший мой по части музыкальности, техники, осмысленности и всего остального, разумеется, с моей точки зрения.

Какое-то новое оборудование ты использовал на новом альбоме?

Просто мой именной Jackson, что является новой моделью от Jackson и мой именной усилитель Engl. Очень здорово, когда новое именное оборудование выходит к новому альбому. Это всегда почетно. Я очень счастлив от факта, что компании, выпускающие оборудование долго добивались от меня согласия на именные модели. Но сами люди — это намного важнее оборудования. Я могу заставить работать любое оборудование. Но ведь тебе приэтом постоянно приходится иметь дело с людьми. Если я получаю удовольствие, работая с людьми над чем-либо, то я ставлю свое имя на их оборудовании, чтобы моя ассоциация с этими людьми была более реальной.

Что насчет педалей?

Если я использую педали, то очень мало. Мне просто не хватает либо терпения, либо времени, либо возможности. У меня просто нет той хромосомы, которая есть у народа, который любит сидеть рядом с примочками и наруливать те точные звуки, которые они хотят. В большей степени я могу получить эти звуки за счет интерпретации того, что играю.

Но, конечно есть пара эффектов, которые мне нравятся. Это точно Maxon AF-9 Auto Filter. Он звучит как авто-квак, но без того чтобы быть похожим на диско семидесятых с его ритмичным вау-вау. Он очень выразительный. Также я использую Mooer Ocean Machine для нескольких по-настоящему изящных вещей. Потом идет базовый Boss Chorus если тебе хочется основательного звучания.

Но если вы хотите поговорить со мной об эффектах, то это будет самый скучный разговор, потому что обычно терпения на возню с этой фигней у меня хватает секунд на 30, а потом я говорю “Давайте уже записываться”. Я намного больше парюсь относительно того, как я буду играть и что я буду играть.

В этой статье упоминаются следующие педали:

Предыдущая запись

Оргия Праведников о творчестве и рок-продакшне

Следующая запись

Тянуть и жевать: пара слов о лоуфайных вибрато

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *