АльбомыИнтервьюМузыканты

Marilyn Manson о своем новом альбоме

  • Подписка
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в VK

В июне 2016 ты анонсировал выход нового альбома на День Святого Валентина в 2017, и говорил, что он будет называться “SAY10”. А в итоге запись вышла спустя полгода после намеченного и под другим названием.

Если бы альбом вышел в те сроки, когда я его изначально планировал, думая, что закончу все к февралю, то на нем не было бы таких песен как “Revelation #12”, “Heaven Upside Down” и “Saturnalia”, а это три трека — ключевые композиции, реально рассказывающие историю. Тексты были написаны, но их некуда было приткнуть. Если бы я снимал по ним фильм, то эти песни были бы началом, серединой и концом. Хотя на альбоме есть еще одна песня после “Heaven Upside Down”: ее можно назвать финальными титрами, в которых изложена вся история альбома — так это могут интерпретировать слушатели. Хотелось увлечь людей и текстами и музыкой.

У этого альбома более злобное и агрессивное звучание нежели у предыдущего “Pale Emperor”, который также был сделан в сотрудничестве с Тайлером Бейтсом. Творческий процесс в этот раз чем-то отличался?

Тексты были немного другие. Возможно в этом было чуть больше от Голливуда, многое было написано как проза. Не знаю, представляете ли вы хаос в моих блокнотах, но обычно их у меня штук десять и я не помню, куда  что записал. Странно, но в этот раз мне удалось записать все тексты в один блокнот. И потом, когда у Тайлера появлялась какая-либо музыкальная идея, то я просто открывал блокнот и он натурально переводил все в музыку. Мы сидели напротив друг друга в наушниках на головах — вот так и работали. Сочиняя музыку, мы смотрели друг другу в глаза, таким образом это был очень интимный, очень личностный процесс мной и ним.

Я не записывался в вокальной кабине или чем-то таком. Много моих партий были сделаны с одного дубля, потому что мне хотелось, чтобы они ощущались живыми как на концерте. Много музыки, которую Тайлер сочинил, я ощущал как кинофильм, где каждая песня является отдельной сценой, держащей тебя на краешке сиденья с вопросом, что же там будет дальше.

На альбоме есть немного экспериментов со звуком. Мы были крайне внимательны к тому, чтобы не позволять никому вмешиваться в этот процесс, чтобы эти элементы саунда не были устранены случайно. Иногда у нас получилась очень мощные, алхимические, научные, бинауральные звуки, которые местами даже погружали меня в паническую атаку при прослушивании.

В этом году после продолжительной болезни, которую он скрывал, умер твой отец. Его смерть повлияла на создание “Heaven Upside Down”?

Я только закончил “Saturnalia”, которая была недостающей для окончания альбома песней. Практически сразу же после этого, я поговорил со своим кузеном в Кантоне (штат Огайо), и он сказал мне, что нужно приехать домой повидаться с отцом. Все, что мне удалось, это сказать ему привет, поцеловать и сказать, что я его люблю. Через полтора часа после этого он умер. У меня была полная водки бутылка из под воды и я не мог пошевелиться, просто стоял на коленях в углу и плакал.

Так или иначе они его реанимировали и поместили на ночь в интенсивную терапию, а я сделал то, чего хотел мой отец чтобы я сделал — пошел с кузеном в стриптиз-бар. Пока мы там были, мне позвонили из больницы и спросили разрешения на повторную реанимацию, если он опять умрет. Я спросил, могу ли я еще что-то сделать ночью для него вместо того чтобы ждать утра, чтобы приехать в больницу как сказал доктор . Медсестра ответила “ну, тебе надо молиться за него”. Я был настолько этим взбешен, что сказал “Иди нахрен” и повесил трубку.

Manson с отцом

 

На следующий день я был у него в 7 утра и это было ужасно. Я попросил доктора дать ему много морфия. Моя тетя стояла рядом с отцом и хотела держать его за руку, когда он отойдет, но он положил руку на свой член, поэтому она не могла. Он ушел как чемпион, и он хотел, чтобы я вам об этом рассказал. Так странно, предыдущий альбом я посвятил умершей матери, а этот отцу. Он многому меня научил, и он хотел, чтобы я был сильным. Я был бы счастлив дать ему послушать альбом, но не получилось.

Прошло почти 20 лет с тех пор как ты выпустил сингл “Rock Is Dead”. Что изменилось у тебя с тех пор?

Рокенрольный образ жизни не умер. Тебе просто надо уметь в нем жить. Если ты хочешь быть рок-звездой, то ты должен быть профессионалом. Думаю, у меня были в жизни времена, когда я был не так хорош, как надо было. Но должен сказать, что я хочу вернуться. Этот альбом полностью отражает мое возвращение к корням… Альбом — просто огонь, поскольку я ощущаю себя как раньше. Когда люди спрашивают “Почему ты злой?”, я отвечаю “А почему мне не быть злым?”

Переведено специально для магазина гитарных эффектов Pedalzoo

Предыдущая запись

Roger Waters: интервью о новом альбоме. Часть 2.

Следующая запись

BeatBuddy: драм-машина педального формата

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *