История

ROCKMAN БЫЛ ПЕРВЫМ

  • Подписка
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в VK

Мы часто не задумываемся о происхождении вещей, которые делают нашу жизнь удобными. А ведь в этом году исполнилось всего-то 35 лет со дня запуска в серийное производство первого гитарного процессора —  Rockman.

Мы часто не задумываемся о происхождении вещей, которые делают нашу жизнь удобными. Поэтому и многочисленные портативные гитарные процессоры, а также и программы виртуального гитарного усиления воспринимаются нами как нечто само собой разумеющееся и существующее если не всегда, то очень давно. А ведь в этом году исполнилось всего-то 35 лет со дня запуска в серийное производство первого подобного устройства – «гитарного усилителя для наушников» (как оно называлось в патентах и рекламе) Rockman.

Точнее говоря – SR&D Rockman by Tom Scholz. Без этого пояснения историю Rockman рассказать невозможно – неординарная личность лидера группы Boston, гитариста и мультиинструменталиста Тома Шольца и его эксцентричные взгляды на гитарный звук и технологию звукозаписи определили набор возможностей этого карманного (для большого кармана) усилителя. На самом деле Том создал первый в мире портативный гитарный процессор – однако собственно термин «гитарный процессор» тогда ещё не был изобретён.

Том Шольц никогда не был и не хотел быть обыкновенным рок-музыкантом. С детства тяготеющий к конструированию и изобретательству обладатель диплома с отличием знаменитого Массачусетского технологического института (MIT) по специальности «инженер-механик» на момент начала своей рок-н-ролльной карьеры трудился в отделе исследований и разработок компании Polaroid и параллельно с 1969 года строил свою музыкальную карьеру. Только в прямом смысле подпольным образом.

Покуда приятели Тома, игравшие в самодеятельных составах, меняли их как перчатки в надежде на скорый контракт с фирмой-издателем, наш герой избрал иной путь. Работая ведущим инженером, он мог позволить себе инвестиции в нечто неслыханное для начала 70-х – собственную студию звукозаписи в подвале своего дома. Начав с шести каналов, Том довел их число до 12 и записал практически полностью на этом оборудовании к 1973 году те демо-ленты, что превратились три года спустя в дебютный безымянный альбом группы Boston.

К удивлению для экспертов и широкой публики эта работа стала самым высокотиражным на тот момент рок-дебютом за текущую историю рок-н-ролла, а к настоящему моменту суммарный мировой тираж альбома составляет 42 млн. копий, из них 17 млн. только (!) в США. История альбома “Boston” широко описана в Интернете, но для нас гораздо важнее понять, чем же эта работа так привлекла самого широкого и, казалось бы, к тому моменту уже избалованного звуком слушателя. Секретом успеха Boston был воистину неслыханный гитарный звук – певучий, чистый, но очень часто находящийся на самой грани дисторшна.

Кроме того, при записи Том широчайшим образом применял мультитрекинг гитарных партий и очень часто записывал гитары сразу в стереорежиме – в результате обозреватели неоднократно указывали, что «гитары у Boston звучат как оркестр». То есть можно смело сказать, что Том в смысле нахождения гитарного звука стал для Америки эдаким Брайаном Мэем (Brian May), но если вместе с Брайаном звук искал выдающийся саунд-продюсер Рой Томас Бэйкер (Roy Thomas Baker), то лидер Boston нашел это звучание совершенно самостоятельно.

Успех изменил жизнь Тома еще и в том смысле, что ему со всех концов мира посыпались письма с единственным вопросом: «Как в условиях ограниченных возможностей – не то, что у вас, м-р Шольц – получить такой же гитарный звук, как у Boston?» Вопрос стоял именно в воспроизводимости звука группы за пределами студии Тома – но музыкант не боялся, что тысячи составов начнут звучать так же, как Boston. У себя-то в студии он мог бесконечно модифицировать излюбленную связку из гитары Gibson Les Paul 1968, двух усилителей Marshall Super Lead 100 и кабинетов Marshall 4×12. На втором альбоме Boston “Don’t Look Back” (1978) Том успешно и дотошно воспроизвёл студийное звучание дебюта. Что дальше, и что можно предложить широкому потребителю?

Вопреки распространённому мифу «усилитель для наушников» Rockman вовсе не был первым продуктом новорождённой фирмы Scholz Research & Development (SR&D). Первым делом профессионал передавал свои аппаратурные умения профессионалам: пошедшая в серию в 1980 году внешняя обработка SR&D Power Soak являлась аттенюатором мощности, включаемым в цепь гитарный усилитель-кабинет с целью сохранения естественного звучания усилителя на любых уровнях громкости, вплоть до 1/10 с переключаемыми значениями сопротивления усилителя и кабинета. При этом Power Soak был полностью транзисторным прибором: Том и его коллеги решили доказать человечеству, что гитарный звук – это не обязательно лампы. И – не обязательно подзвучивание кабинета микрофоном по воздушному тракту: несмотря на невероятный успех работ Boston, сама идея записи гитар в линию на заре 80-х всё еще считалась еретической. У музыкантов в руках просто не было подходящего оборудования.

В 1982 году это оборудование появилось. Это и был SR&D Rockman, эмулировавший в небольшом корпусе, который вполне можно было пристегнуть к ремню, полный гитарный тракт студии Тома Шольца. А именно в порядке следования: самодельные гитарный предусилитель, эквалайзер и компрессор, усилитель Marshall Super Lead 100, SR&D Power Soak, кабинет Marshall 4×12 с подзвучкой микрофоном (наиболее вероятно использование модели Electro-Voice RE16) и опять же самодельный эквалайзер с расширенными частотными полосами, допускающий точный выбор нужных частотных характеристик. Потрясающе для тех времён, когда домашнее музыкальное оборудование было почти что игрушечным (и соответствующим по звучанию), а для получения нормального гитарного звука нужно было собирать комплекс из напольных обработок и сценических усилителя и кабинета.

Интересно, что позиционирование Rockman именно как «портативного усилителя для наушников» не сыграло в его судьбе почти никакой роли, как и возможность коммутации двух обработок для джема двух гитаристов опять же в наушниках. Подобные функции скорее являлись маркетинговыми уловками – любому, даже начинающему музыканту было куда приятнее включить Rockman в линейный вход хотя бы домашнего стереокомплекса и наслаждаться если не собственными техническими умениями, то совершенно профессиональным звуком. Да еще и по тем временам весьма продвинутым: так, стереофоническое звучание гитары до появления Rockman было достижимо только в профессиональной студии, а набор из компрессора, дисторшна, хоруса, ревербератора и гитарных усилителя кабинета и до сих пор занимает немало места.

Установки же эффектов были, как выразились бы сейчас, пресетными: “CLN 1” – чистый тон с предварительной обработкой для электрогитары, “CLN 2” – аналогичный чистый тон для акустической гитары, клавишных и вокала; “EDGE” – тот самый гитарный звук Boston «на грани дисторшна» и “DIST” – полный дисторшн. Режим “CLN 1” подразумевал эмуляцию гитары со звукоснимателями-хамбакерами, “CLN 2” – с синглами при сильной компрессии сигнала, и подобная обработка стала стандартом в поп-роке 80-х.

Стереофонический хорус и ревербератор одновременно включались при установке переключателя в позицию “NORM”, и могли отключаться, но не оба одновременно. Хорус своим звучанием напоминал уже распространённые на тот момент обработки Boss CE и Roland Jazz-Chorus, но всё же имел больше общего с самодельной обработкой Тома “Doubler”, применявшейся на первых двух альбомах Boston. Плюс инструментальный и стереовход внешнего сигнала, шаговый регулятор громкости и выключатель питания. Само питание осуществлялось от 8 батарей типоразмера AA или сетевого адаптера. То есть перед нами – классический гитарный процессор, только на аналоговой элементной базе. Название же Rockman намеренно перекликалось с портативным кассетным проигрывателем Walkman, представленном на американском рынке в 1980 году. Причем Том и его разработчики не экономили на радиодеталях – Rockman в конце концов предназначался и для самих Boston. В обработке использовались низкошумящие операционные усилители TL072, активные фильтры и балансная схема питания, что в сумме расширяло динамический диапазон обработки и значительно снижало шумы. Но никаких экзотических компонентов в схеме не было – музыкант и сам мог произвести замену любого вышедшего из строя элемента, главное – чтобы руки из плеч росли.

Собственно Rockman выпускался в пяти модификациях: просто Rockman (называемый музыкантами и экспертами Classic Rockman), Rockman II (1982), Rockman IIB (1983) и X100 (1984) – последняя модель находилась в производстве до 1994 года. Обозначение X100 стало и коммерческим названием обработки. Попутно малыми сериями были выпущены обработки Rockman Ultralight (Rockman IIB без ревербератора) и упрощенная модель Rockman Soloist. В 1990 году были запущены в производство простые обработки Guitar Ace и Bass Ace, а в 1994-м – Metal Ace, и с 1995 года этими тремя последними моделями занимается компания Dunlop.

Конечно, главным недостатком Rockman являлся недостаток числа обработок и стандартизованный звук. Следующий шаг был очевиден – к 1986 году SR&D запустила в производство обработки Rockmodules для серьёзных профессионалов, на которых была завершена работа над третьим альбомом Boston “Third Stage” (1986). Эти же обработки и эмуляторы усилителей использовались в туре в поддержку альбома. Но Том отлично понимал значение Rockman и даже пошел на маленький рекламный обман: в своих комментариях на развороте винилового альбома он указал, что все гитары и бас-гитары на “Third Stage” записаны через Rockman. Это, конечно, не так, но эта работа Boston вошла в историю как первый альбом, где все гитарные и басовые партии записаны в линию – правда, уже через Rockmodules.

Бешеному успеху Rockman поспособствовало и его применение на записи третьего, прорывного альбома британцев Def Leppard “Pyromania” (1983), с которого и начался их стадионный успех за океаном. И когда мы говорим о гитарном звуке 80-х, мы в немалой степени подразумеваем звучание, создаваемое посредством Rockman. Да вы и сами можете попробовать – цены на винтажные обработки данной серии начинаются на eBay с $21. Находите и приобщайтесь, заодно и Тома Шольца уважите – даже если о творчестве группы Boston вы имеете смутные представления.

Предыдущая запись

Реверберация: не пространством единым

Следующая запись

Педальные загадки. Часть I

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *